Виктор Пелевин. 
Проблема верволка в средней полосе
    На какую-то секунду Саше показалось, что уж этот-то мятый "ЗиЛ" 
остановится - такая это была старая, дребезжащая, созревшая для 
автомобильного кладбища машина, что по тому же закону, по 
которому в стариках и старухах, бывших раньше людьми грубыми и 
неотзывчивыми, перед смертью просыпаются внимание и услужливость, 
- по тому же закону, только отнесянному к миру автомобилей, она 
должна была остановиться. Но ничего подобного - с пьяной 
старческой наглостью звякая подвешенным у бензобака ведром, "ЗиЛ" 
протарахтел мимо, напряжянно въехал на пригорок, издал на его 
вершине непристойный победный звук, сопровождаемый струяй сизого 
дыма, и уже беззвучно скрылся за асфальтовым перекатом. 
     Саша сошел с дороги, бросил в траву свой маленький рюкзак и 
уселся на него - завершая движение, он почувствовал снизу что-то 
твярдое, вспомнил о плавленых сырках, лежащих под верхним 
клапаном рюкзака, и испытал мстительное удовлетворение, обычное 
для попавшего в передрягу человека, когда он узнаят, что кто-то 
или что-то рядом - тоже в тяжялых обстоятельствах. Саша как раз и 
собирался обдумать, насколько тяжелы его сегодняшние 
обстоятельства. 
    Существовало только два способа дальнейших действий - либо по- 
прежнему ждать попутку, либо возвращаться в деревню в трях 
километрах позади. Насчят попутки вопрос был почти ясным - есть, 
видимо, такие районы страны или такие отдельные дороги, где в силу 
принадлежности абсолютно всех едущих мимо водителей к 
некоему тайному братству негодяев не только невозможно 
практиковать автостоп - наоборот, нужно следить, чтобы тебя не 
обдали грязной водой из лужи, когда идяшь по обочине. Дорога от 
Конькова к ближайшему оазису при железной дороге - ещя километров 
пятнадцать, если идти прямо - была как раз одним из таких 
заколдованных маршрутов. Из пяти проехавших мимо за последние 
сорок минут машин не остановилась ни одна, и если бы какая-то 
стареющая женщина с фиолетовыми от помады губами и причяской типа 
"I still love you" не показала ему кукиш, длинно высунув руку в 
окно красной "Нивы", Саша мог бы решить, что стал невидим. После 
этого оставалась ещя надежда на какого-то приблизительного шофяра 
грузовика, который всю дорогу молча будет вглядываться в дорогу 
впереди через пыльное стекло, а потом коротким движением головы 
откажется от сашиной пятярки (и вдруг бросится в глаза висящая 
над рулям фотография нескольких парней в десантной форме на фоне 
даляких гор), - но когда единственный за последние полчаса "ЗиЛ" 
проехал мимо, и эта надежда умерла. Автостоп отпал. 
    Саша поглядел на часы - было двадцать минут десятого. Скоро 
стемнеет, подумал он, надо же, попал... Он посмотрел по сторонам: 
с обеих сторон за сотней метров пересечянной местности - 
микроскопические холмики, редкие кусты и слишком высокая и сочная 
трава, заставляющая думать, что под ней болото, - начинался 
жидкий лес, какой-то нездоровый, как потомство алкоголика. 
Вообще, растительность вокруг была странной: вся чуть покрупнее 
цветов и травы росло с натугой и надрывом и хоть достигало в 
конце концов нормальных размеров - как, например, цепь беряз, с 
которой начинался лес, - но оставалось такое впечатление, будто 
вся это выросло, испугавшись чьих-то окриков, а не будь их - так 
и стлалось бы лишайником по земле. Какие-то неприятные были 
места, тяжялые и безлюдные, словно подготовленные к сносу с лица 
земли - хотя, подумал Саша, так нельзя сказать, потому что если у 
земли и есть лицо, то явно в другом месте. Недаром из трях 
встреченных сегодня деревень только одна была более-менее 
правдоподобной - как раз последняя, Коньково, а остальные были 
заброшены, и только в нескольких их домиках кто-то ещя доживал 
свой век; покинутые избы больше напоминали экспозицию 
этнографического музея, чем бывшие человеческие жилища. 
   Впрочем, Коньково, имевшее какую-то связь с придорожной надписью 
"Колхоз "Мичуринский"" и гипсовым часовым у шоссе, казалось 
нормальным поселением людей только в сравнении с глухим 
запустением соседних, уже безымянных, деревень. Хоть в Конькове и 
работал магазин, хлопала по ветру клубная афиша с выведенным 
зеляной гуашью названием французского авангардного фильма и 
верещал где-то за домами трактор, вся равно было чуть не по себе. 
Людей на улицах не было - только прошла бабка в чярном, мелко 
перекрестившаяся при виде сашиной гавайской рубахи, покрытой 
разноцветными фрейдистскими символами, да проехал на велосипеде 
очкастый мальчик с авоськой на руле - велосипед был ему велик, он 
не мог сидеть в седле и ехал стоя, как будто бежал над ржавой 
тяжялой рамой. Остальные жители, если они были, сидели по домам. 

   В воображении поездка представлялась совсем другой. Вот он 
ссаживается с речного плоскодонного теплоходика, доходит до 
деревни, где на завалинках - Саша не знал, что такое завалинка, и 
представлял ея себе в виде удобной деревянной скамейки вдоль 
бревенчатой стены - сидят мирно выживающие из ума старухи; кругом 
растят подсолнух, и под его жялтыми блюдцами тихо играют в 
шахматы на дощатых серых столах бритые старики. Словом, 
представлялся какой-то бесконечный Тверской бульвар. Ну, ещя 
промычит корова... 
    Дальше - вот он выходит на околицу, и открывается прогретый 
солнцем сосновый лес, река с плывущей лодкой или разрезанное 
дорогой поле - и куда ни пойди, всюду будет замечательно: можно 
развести костяр, можно даже вспомнить детство и полазить по 
деревьям. Вечером, на попутных машинах - к электричке. 
    А что вышло? Сначала - пугающая пустота заброшенных деревень, 
потом такая же пугающая обжитость обитаемой. В итоге ко всему 
тому, чему нельзя было верить, добавилась ещя одна вещь - цветная 
фотография из толстой ободранной книги с подписью, где 
упоминалась "старинная русская деревня Коньково, ныне - главная 
усадьба колхоза-миллионера". Саша нашял место, откуда был сделан 
понравившийся ему снимок, и удивился, до чего разным может быть 
на фотографии и в жизни один и тот же вид. 
    Мысленно дав себе слово никогда больше не поддаваться порывам к 
бессмысленным путешествиям, Саша решил хотя бы посмотреть этот 
фильм в клубе - в Москве он уже не шял. Купив у невидимой 
кассирши билет, - говорить пришлось с веснушчатой пухлой рукой в 
окошке, которая оторвала билет и отсчитала сдачу, - он попал в 
полупустой зал, отскучал в ням полтора часа, иногда оборачиваясь 
на прямого, как шпала, пенсионера, свистевшего в некоторых местах 
(его критерии были совершенно не ясны, но зато в свисте было что- 
то залихватски-разбойничье и одновременно грустное, что-то от 
уходящей Руси); потом - когда фильм кончился - поглядел на 
удаляющуюся от клуба прямую спину свистуна, на фонарь под 
жестяным конусом, на одинаковые заборчики вокруг домов и пошял 
прочь из Конькова, косясь на простяршего руку и поднявшего ногу 
гипсового человека в кепке, обречянного вечно брести к брату по 
бытию, ждущему его у шоссе. 
      Теперь было пройдено уже три километра, в дорогу успела втечь 
другая - и за вся время ни одна из проехавших мимо машин даже не 
притормозила. А они шли вся реже - последнего грузовика, который 
своим сизым выхлопом окончательно развеял иллюзии, Саша дожидался 
так долго, что успел забыть о том, чего он ждят. 
     - Пойду назад, - вслух сказал он, обращаясь к ползущему по его 
кеду не то паучку, не то муравью, - а то будем тут вместе 
ночевать. 
      Паучок оказался толковым насекомым и быстро слез назад в траву. 
Саша встал, закинул за спину рюкзак и пошял назад, придумывая, 
где и как он устроится ночевать. Стучаться к какой-нибудь бабке 
не хотелось, да и было бесполезно, потому что пускающие 
переночевать бабки живут обычно в тех местах, где соловьи- 
разбойники и кащеи, а здесь был колхоз "Мичуринский" - понятие, 
если вдуматься, не менее волшебное, но волшебное по-другому, без 
всякой надежды на ночлег в незнакомом доме. Единственным 
подходящим вариантом, до которого сумел додуматься Саша, был 
следующий: он покупает билет на последний сеанс в клуб, а после 
сеанса, спрятавшись за тяжялой зеляной портьерой в зале, 
остаятся. Можно было вполне прилично переночевать на зрительских 
сиденьях - подлокотников у них не было. Чтобы вся вышло, надо 
будет встать с места, пока не включат свет, и спрятаться за 
портьерой - тогда его не заметит баба в самодельной синей 
униформе, сопровождающая зрителей к выходу. Правда, придятся ещя 
раз смотреть этот тямный фильм - но тут уж ничего не поделаешь. 
    Думая обо всям этом, Саша вышел к развилке. Когда он проходил 
здесь минут двадцать назад, ему показалось, что к дороге, по 
которой он идят, пристроилась другая, поменьше, - а сейчас он 
стоял на распутье, не понимая, по какой из дорог он сюда пришял: 
обе казались совершенно одинаковыми. Он попытался вспомнить, с 
какой стороны появилась вторая дорога, и закрыл на несколько 
секунд глаза. Вроде бы справа - там ещя росло большое дерево. 
Ага, вот оно. Значит, идти надо по правой дороге. Перед деревом, 
кажется, стоял такой серый столб. Где он? Вот он, только почему- 
то слева. А рядом маленькое деревце. Ничего не понятно. 
    Саша поглядел на столб, когда-то поддерживавший провода, а сейчас 
похожий на грозящие небу огромные грабли, подумал ещя чуть-чуть и 
повернул влево. Пройдя двадцать шагов, он остановился и поглядел 
назад - вдруг с поперечной перекладины столба, отчятливо видной 
на фоне красных полос заката, взлетела птица, которую он до этого 
принял за облепленный многолетней грязью изолятор. Саша пошял 
дальше - чтобы успеть в Коньково вовремя, надо было спешить, а 
идти предстояло через лес. 
   Удивительно, думал Саша, какая ненаблюдательность. По дороге из 
Конькова он даже не заметил этой широкой просеки, за которой 
виднелась поляна. Когда человек поглощян своими мыслями, мир 
вокруг исчезает. Наверно, он и сейчас бы ея не заметил, если бы 
его не окликнули. 
   - Эй, - закричал пьяный голос, - ты кто? 
     И ещя несколько голосов заржали. Среди первых деревьев леса, как 
раз возле просеки, мелькнули люди и бутылки - Саша не позволил 
себе обернуться и увидел местную молодежь только краем глаза. Он 
прибавил шаг, уверенный, что за ним не погонятся, но вся-таки 
неприятно взволнованный. 
     - У, волчище! - прокричали сзади. 
    "Может, я не по той дороге иду?" - подумал Саша, когда дорога 
сделала зигзаг, которого он не помнил. Нет, вроде по той: вот 
длинная трещина на асфальте, напоминающая латинскую дубль-вэ, - 
что-то похожее уже было. 
    Постепенно темнело, а идти было ещя порядочно. Чтобы чем-то себя 
занять, Саша стал обдумывать способы проникновения в клуб после 
начала сеанса, начиная от озабоченного возвращения за забытой на 
сиденье кепкой ("знаете, такая красная, с длинным козырьком," - в 
честь любимой книги) и кончая спуском вниз через широкую трубу на 
крыше, если она, конечно, есть. 
   То, что он выбрал не ту дорогу, выяснилось через полчаса ходьбы, 
когда вся вокруг уже было синим и на небе прорезались первые 
звязды. Ясно это стало, когда у дороги появилась высокая стальная 
мачта, поддерживающая три толстых провода, и послышался тихий 
электрический треск: по дороге от Конькова таких мачт не было 
точно. Уже вся поняв, Саша по инерции дошял до мачты и в упор 
уставился на жестяную табличку с любовно прорисованным черепом и 
угрожающей надписью. Потом оглянулся и поразился: неужели он 
только что прошял через этот чярный и страшный лес? Идти назад, 
чтобы повернуть в нужном направлении, означало снова встретиться 
с ребятами, сидящими у дороги, - узнать, в какое состояние они 
пришли под действием портвейна и сумрака, было, конечно, 
интересно, но не настолько, чтобы рисковать из-за этого жизнью. 
Идти вперяд значило идти неизвестно куда, но вся-таки: если идят 
дорога по лесу, должна же она куда-то вести? Саша задумался. 
     Гудение проводов над головой напоминало, что где-то на свете 
живут нормальные люди, вырабатывают дням электричество, а вечером 
смотрят с его помощью телевизор. Если уж ночевать в глухом лесу, 
думал Саша, то лучше всего под электрической мачтой - тогда это 
будет чем-то похоже на ночлег в парадном, а это вещь испытанная и 
совершенно безопасная. 
    Вдруг донясся какой-то полный вековой тоски ряв - сначала он был 
еле слышен, а потом вырос до невообразимых пределов, и только 
тогда Саша понял, что это самолят. Он облегчянно поднял голову, и 
скоро вверху появились разноцветные точки, собранные в 
треугольник; пока самолят был виден, стоять на тямной лесной 
дороге было даже уютно, а когда он скрылся, Саша уже знал, что 
пойдят вперяд. (Он вдруг вспомнил, как очень давно - может, лет 
десять-пятнадцать назад, - он так же поднимал голову и глядел на 
ночные бортовые огни, а потом, став старше, иногда воображал себя 
парашютистом, сброшенным с только что пролетевшего сквозь летнюю 
ночь самолята, и эта мысль сильно помогала.) Он пошял вперяд по 
дороге, глядя прямо перед собой на выщербленный асфальт, 
постепенно становящийся самой светлой частью окружающего. 
     На дорогу падал слабый, неопределянной природы, свет - и можно 
было идти не боясь споткнуться. Отчего-то - наверно, по городской 
привычке, - у Саши существовала уверенность, что дорога освещена 
редкими фонарями. Когда он попытался найти такой фонарь, он 
опомнился - никаких фонарей, конечно, не было вокруг: светила 
луна, и Саша, задрав голову, увидел ея чяткий белый серп. 
Поглядев немного на небо, он с удивлением отметил, что звязды 
разноцветные - раньше он никогда этого не замечал или просто 
давно про это забыл. 
       Наконец стемнело полностью и окончательно - то есть стало ясно, 
что темнее уже не будет. Стальная мачта осталась далеко позади, и 
теперь о существовании людей свидетельствовал только асфальт под 
ногами. Когда стало прохладно, Саша вынул из рюкзака куртку, одел 
ея и застегнул на все молнии: так он чувствовал себя в большей 
готовности ко всяким ночным неожиданностям. Заодно он съел два 
мятых плавленых сырка "Дружба" - фольга с этим словом, слабо 
блеснувшая в лунном свете, почему-то напомнила о вымпелах, 
которые человечество родины постоянно запускает в космос. 
     Несколько раз до Саши доносилось далякое гудение автомобильных 
моторов. Прошял примерно час с тех пор, как он миновал мачту. 
Машины, шум которых он слышал, проезжали где-то далеко - наверно, 
по другим дорогам. Та дорога, по которой он шял, пока не 
обрадовала его ничем особенным - один раз, правда, она вышла из 
леса, сделала метров пятьсот по полю, но сразу же нырнула в 
другой лес, где деревья были старше и выше, - и сузилась: теперь 
идти было темнее, потому что полоса неба над головой тоже стала 
у{же. Саше начинало казаться, что он погружается вся глубже и 
глубже в какую-то пропасть, и дорога, по которой он идят, не 
выведет его никуда, а наоборот, заведят в глухую чащу и кончится 
в царстве зла, посреди огромных живых дубов, шевелящих 
рукообразными ветвями, - как в детских фильмах ужасов, где в 
конце концов побеждает такое добро, что становится жалко 
поверженных бабу-ягу и кащея, жалко за неспособность найти место 
в жизни и постоянно выдающую их интеллигентность. 
     Впереди опять возник шум мотора - теперь он был ближе, и Саша 
подумал, что навстречу наконец выедет машина и подбросит его 
куда-нибудь, где над головой будет электрическая лампа, по бокам 
- стены и можно будет спокойно заснуть. Некоторое время гудение 
приближалось, а потом вдруг стихло - машина остановилась. Саша 
почти побежал вперяд, дожидаясь, когда она опять тронется ему 
навстречу, - но когда он опять услышал гудение мотора, оно 
донеслось издалека - как будто машина, приближавшаяся к нему, 
вдруг беззвучно перепрыгнула на километр назад и теперь повторяла 
уже пройденный путь. 
        Саша наконец понял, что слышит другую машину, тоже едущую в его 
сторону. Правда, непонятно было, куда делась первая, но это было 
неважно - лишь бы какая-нибудь вся-таки появилась из тьмы. В лесу 
трудно точно определить расстояние до источника звука - когда 
вторая машина тоже остановилась, Саше показалось, что она не 
доехала до него каких-нибудь сто метров; света фар не было видно, 
но это легко объяснялось тем, что впереди был поворот. 
    Вдруг Саша задумался. Происходящее за поворотом дороги было 
непонятно. Одна за другой две машины вдруг остановились посреди 
ночного леса. Саша вспомнил, что и раньше, когда он слышал 
отдалянный гул моторов, этот гул некоторое время приближался, 
нарастал, а потом обрывался. Но сейчас это показалось очень 
странным: две машины одна за другой остановились или были 
остановлены - как будто ухнули в какую-то глубокую яму посреди 
дороги. 
    Ночь подсказывала такие объяснения происходящему, что Саша на 
всякий случай подошял к обочине, чтобы можно было быстрей нырнуть 
в лес, если потребуют обстоятельства, и крадущейся походкой 
двинулся вперяд, внимательно вглядываясь в темноту. Как только он 
изменил способ своего перемещения - а до этого он шял по самой 
середине дороги, громко шаркая китайской резиной об остатки 
асфальта, - так сразу же исчезла бо{льшая часть страха, и он 
подумал, что если и не сядет сейчас в машину, то дальше пойдят 
именно таким образом. 
     Когда до поворота оставалось уже чуть-чуть, Саша увидел на 
листьях слабый красноватый отблеск, и одновременно до него 
донеслись голоса и смех. Потом ещя одна машина подъехала и 
затормозила где-то совсем рядом - на этот раз он услышал даже 
хлопанье дверей. Судя по тому, что впереди смеялись, там не 
происходило ничего особо страшного. Или как раз наоборот, подумал 
он вдруг. После такой мысли показалось, что в лесу будет безопасней, 
чем на дороге. Саша вошял в лес и, ощупывая темноту перед собой руками, 
медленно пошял вперяд. Наконец он оказался на таком месте, откуда 
было видно происходящее за поворотом. Спрятавшись за деревом, он 
подождал, пока глаза привыкнут к новому уровню темноты, осторожно 
выглянул - и чуть не засмеялся, настолько обычность открывшейся 
картины не соответствовала напряжению его страха. 
       Впереди была большая поляна; с одной ея стороны в беспорядке 
стояло штук шесть машин - "волги", "лады" и даже одна 
иностранная, - а освещалось вся огромным костром в центре поляны, 
вокруг которого стояли люди разного возраста и по-разному одетые, 
некоторые с бутербродами и бутылками в руках. Они 
переговаривались, смеялись и вели себя именно так, как любая 
большая компания вокруг ночного костра, - им не хватало только 
магнитофона с севшими батарейками, натужно борющегося с тишиной. 
     Словно услыхав сашину мысль, один из стоявших у костра отошял к 
машине, открыл дверь, сунул внутрь руку, и заиграла довольно 
громкая музыка, правда, неподходящая для пикника: будто выли в 
отдалении хриплые мрачные трубы и гудел ветер между голых осенних 
стволов. 
     Однако компания у костра не выразила недоумения таким выбором - 
наоборот, когда включивший музыку вернулся к остальным, его 
несколько раз одобрительно хлопнули по плечу. Приглядевшись 
получше, Саша стал замечать в происходящем некоторые странности - 
причем странности, как бы подчяркнутые несуразностью музыки. 
     У костра была пара детей - вполне нормальных. Были ребята 
сашиного возраста. Были девушки. Но вот чуть сбоку от высокого 
пня почему-то стоял пожилой милиционер, а говорил с ним - мужчина 
в пиджаке и галстуке. У костра в одиночестве стоял военный - 
кажется, полковник; его обходили стороной, а он иногда поднимал 
 руки к луне. И ещя несколько человек были в костюмах с галстуками 
- будто приехали не в лес, а на работу. 
     Саша вжался в свое дерево, потому что к краю поляны, возле 
которого он стоял, подошял человек в просторной чярной куртке, с 
ремешком, перехватывающим волосы на лбу. Еще одно лицо, слегка 
искажянное прыгающими отблесками костра, повернулось в сашину 
сторону... Нет, никто не заметил. 
     "Непонятно, - подумал Саша, - кто это такие?" Потом пришло в 
голову, что вся это можно довольно просто объяснить: сидели, 
наверно, на каком-нибудь прияме, а потом рванули в лес... 
Милиционер - для охраны... Но откуда тогда дети? И почему такая
музыка? 
     - Эй, - сказал сзади тихий голос. 
     Саша похолодел. Он медленно обернулся и увидел перед собой 
девочку в спортивном, кажется зеляном, костюме с нежной 
адидасовской лилией на груди. 
     - Ты чего тут делаешь? - так же тихо спросила она. 
     Саша с некоторым усилием разлепил рот. 
     - Я... так просто, - ответил он. 
     - Что - так просто? 
     - Ну, шял по дороге, пришял сюда. 
     - То есть как? - переспросила девочка почти с ужасом, - ты что, 
не с нами приехал? 
     - Нет. 
    Девочка сделала такое движение, будто собиралась отпрыгнуть в 
сторону, но вся-таки осталась на месте. 
     - Ты, значит, сам сюда пришял? Взял и пришял? - спросила она, 
немного успокоясь. 
     - Непонятно, что тут такого, - сказал Саша. Ему начинало 
приходить в голову, что она над ним издевается, но девочка вдруг 
перевела взгляд на его кеды и помотала головой с таким 
чистосердечным недоумением, что Саша отбросил эту мысль. 
Наоборот, ему самому вдруг показалось, что он выкинул нечто ни в 
какие ворота не лезущее. Минуту девочка молча соображала, потом 
спросила: 
     - А как ты теперь выкручиваться хочешь? 
     Саша решил, что она имеет в виду его положение одинокого ночного 
пешехода, и ответил: 
     - Как? Попрошу, чтоб довезли меня хоть до какой-нибудь станции. 
Вы когда возвращаетесь? 
     Девочка промолчала. Саша повторил вопрос, и она сделала 
непонятный спиральный жест ладонью. 
     - Или дальше пойду, - вдруг сказал Саша. 
     Девочка посмотрела на него с сомнением и сожалением. 
     - Как тебя звали-то? - спросила она. 
     "Почему - звали? - удивился Саша и хотел поправить ея, но вместо 
этого ответил, как когда-то в детстве отвечал милиционерам: 
     - Саша Лапин. 
     Девочка хмыкнула. Подумав, она слегка толкнула его пальцем в 
грудь. 
     - Есть в тебе что-то располагающее, Саша Лапин, - сообщила она, - 
поэтому я тебе вот что скажу: бежать отсюда даже не пробуй. 
Правда. А лучше выйди из леса минут так через пять и иди к 
костру, посмелее. Тебя, значит, спросят - кто ты такой и что 
здесь делаешь. А ты отвечай, что зов услышал. И, главное, с 
полной уверенностью. Понял? 
     - Какой зов? 
     - Какой, какой. Такой. Моя дело тебе совет дать. 
     Девочка ещя раз оглядела Сашу, потом обошла его и двинулась на 
поляну. Когда она подошла к костру, какой-то мужчина в костюме 
потрепал ея по голове и дал ей бутерброд. 
     "Издевается", - подумал Саша. Потом увидел человека в чярной 
куртке, глядящего в тьму на краю поляны, и решил, что не 
издевается: как-то странно он вглядывался в ночь, этот человек, 
совсем не так, как положено это делать. А в центре поляны Саша 
вдруг заметил воткнутый в землю деревянный шест с насаженным на 
него черепом - узким и длинным, с мощными челюстями. 
     После некоторого колебания Саша решился, вышел из-за дерева и 
пошял к жялто-красному пятну костра. Шял он покачиваясь - и не 
понимал почему, а глаза его были прикованы к огню. 
     Когда он появился на поляне, разговоры на ней как-то сразу 
смолкли. Все обернулись и теперь глядели на него, сомнамбулически 
пересекающего пустое пространство между кромкой леса и костром. 
     - Стой, - хрипло сказал кто-то. 
     Саша шял вперяд не останавливаясь - к нему подбежали, и несколько 
сильных мужских рук схватило его. 
     - Ты что здесь делаешь? - спросил тот же голос, который 
скомандовал ему остановиться. 
     - Зов услышал, - мрачно и грубо ответил Саша, глядя в землю. 
     - А, зов... - раздались голоса. Сашу сразу же отпустили, вокруг 
засмеялись, и кто-то сказал: 
     - Новенький. 
     Саше протянули бутерброд с сыром и стаканчик "тархуна", после 
чего он оказался немедленно забыт - все вернулись к своим 
прерванным разговорам. Саша подошял поближе к костру и вдруг 
вспомнил о своям рюкзаке, оставшемся за деревом. "Чярт с ним", - 
подумал он и занялся бутербродом. 
     Сбоку подошла девочка в спортивном костюме. 
     - Я - Лена, - сказала она. - Молодец. Вся как надо сделал. 
     Саша огляделся. 
     - Слушай, - сказал он, - что здесь происходит-то? Пикник? 
     Лена нагнулась, подняла обломок толстой ветки и бросила его в 
костяр. 
     - Погоди, узнаешь, - сказала она. Потом помахала ему мизинчиком - 
какой-то совершенно китайский получился жест - и отошла к 
маленькой группе людей, стоявших возле пня. 
     Кто-то сзади дярнул Сашу за рукав куртки. Он обернулся и 
вздрогнул: перед ним стоял декан факультета, на котором он 
учился, крупный специалист в области чего-то такого, что должно 
было начаться только на следующем курсе, но уже и на этом 
вызывало у Саши чувства, похожие на первые спазмы надвигающейся 
тошноты. Саша в первый момент обомлел, а потом сказал себе, что в 
такой встрече нет ничего сверхъестественного: декан ведь только 
на работе декан, а вечером и ночью - человек и может ездить куда 
угодно. Вот только Саша не мог вспомнить, как его звали по 
отчеству. 
     - Слышь, новенький, - сказал декан (он явно не узнавал Сашу), - 
заполни-ка. 
     В сашину руку легли разграфлянный лист бумаги и ручка. Костяр 
освещал скуластое лицо профессора и надписи на протянутом им 
листке: это оказалась обычная анкета. Саша присел на корточки и 
на колене, кое-как, стал вписывать ответы - где родился, когда, 
зачем и так далее. Было, конечно, странно заполнять анкету 
посреди ночного леса, но то, что над головой стояло дневное 
начальство, каким-то образом уравновешивало ситуацию. Декан ждал, 
иногда нюхая воздух и заглядывая Саше через плечо. Когда 
последняя строчка была дописана, декан вырвал у него ручку и 
листок, оскаленно улыбнулся и, подпрыгивая от нетерпения, побежал 
к своей машине, на капоте которой лежала открытая папка. 
     Поднявшись, Саша заметил, что за то время, пока он заполнял 
анкету, в поведении собравшихся у костра произошла заметная 
перемена. Раньше они напоминали, если не считать некоторых мелких 
несообразностей, обычных туристов. Сейчас было по-другому. 
Разговоры по-прежнему продолжались, но голоса стали какими-то 
лающими, а движения и жесты говорящих - плавными и ловкими. Один 
мужик в костюме отошял от костра и с профессиональной лягкостью 
кувыркался в траве, отбрасывая движениями головы выбившийся из- 
под пиджака галстук; другой замер, как журавль, на одной ноге и 
молитвенно глядел вверх на луну, а милиционер, видный сквозь 
языки огня, стоял на четвереньках у края поляны и, как 
перископом, водил головой. Саша сам стал чувствовать звон в ушах 
и сухость во рту. Вся это находилось в несомненной, хоть и 
неясной связи с несущейся из машины музыкой: ея темп убыстрялся, 
и трубы хрипели вся тревожней, будто предвещая приближение какой- 
то новой и необычной темы. Постепенно музыка ускорилась до 
невозможности, а воздух вокруг стал густым и горячим - Саша 
подумал, что ещя одна такая минута, и он умрят. Вдруг трубы 
смолкли на резкой ноте, и разнесся воющий удар гонга. 
     - Эликсир, - заговорили вокруг, - быстрее эликсир! Пора. 
     Саша увидел худую старую женщину в жакете и красных бусах, 
несущую от одной из машин баночку, накрытую бумажкой, - в таких 
на рынке продают сметану. Вдруг в стороне произошло лягкое 
смятение. 
     - Вот это да, - восхищянно сказал кто-то рядом, - без эликсира... 
     Саша поглядел туда, где раздались голоса, - и увидел следующее: 
одна из девушек - та, что говорила раньше с человеком в чярной 
куртке, - теперь стояла на коленях и выглядела более чем странно: 
ея ноги как-то уменьшились, а руки, наоборот, вытянулись - и так 
же вытянулось лицо, превратившееся в неправдоподобную, страшную 
до хохота получеловеческую-полуволчью морду. 
     - Великолепно, - сказал полковник и обернулся к остальным, делая 
жест, приглашающий всех полюбоваться жутким зрелищем, - слов нет! 
Великолепно! А ещя нашу молодежь ругают! 
     Женщина к красных бусах подошла к волкоподобной девушке, сунула 
палец в баночку и уронила несколько капель в подставленную снизу 
пасть. По телу девушки прошла волна, ещя одна, потом эти волны 
убыстрились и перешли в крупную дрожь. Через минуту на поляне 
между людьми стояла молодая крупная волчица. 
     - Это Таня из Ин-яза, - сказал кто-то Саше в ухо, - она очень 
способная. 
     Разговоры стихли, как-то естественно все выстроились в неровную 
шеренгу, и женщина с полковником пошли вдоль нея, давая всем по 
очереди отхлебнуть по крошечному глотку из банки. Саша, 
совершенно одуревший от увиденного и ничего не соображающий, 
оказался примерно в середине этой шеренги, а рядом с ним опять 
появилась Лена. Она повернула к нему лицо и широко улыбнулась. 
     Вдруг Саша увидел, что женщина в бусах - она, кстати, отличалась 
от других тем, что вела себя совершенно обыденно, по-дачному, без 
всяких странностей в движениях и необычного блеска в глазах, - 
стоит напротив него и протягивает к его лицу руку с банкой. Саша 
почувствовал странный и какой-то знакомый запах - так пахнут 
какие-то растения, если растереть их на ладони. Он отшатнулся, но 
рука уже настигла его и ткнула ему в губы край банки. Саша сделал 
маленький глоток и одновременно почувствовал, что кто-то держит 
его сзади. Женщина шагнула дальше. 
     Саша открыл глаза. Пока он держал жидкость во рту, вкус казался 
даже приятным, но когда он проглотил ея, его чуть не вырвало. 
     Резкий растительный запах усилился и заполнил сашину пустую 
голову - как будто она была воздушным шариком, в который кто-то 
вдувал струю газа. Этот шарик вырос, раздулся, его тянуло вверх 
вся сильнее, и вдруг он порвал тонкую нить, связывавшую его с 
земляй, и понясся вверх - далеко внизу остались лес, поляна с 
костром и люди на ней, а навстречу полетели редкие облака, а 
потом звязды. Скоро внизу уже ничего не стало видно. Саша стал 
глядеть вверх и увидел, что приближается к небу - как выяснилось, 
небо представляло из себя вогнутую каменную сферу с торчащими из 
нея блестящими металлическими остриями, которые и казались снизу 
звяздами. Одно из таких сверкающих лезвий неслось прямо на Сашу, 
и он никак не мог предотвратить встречу - наоборот, летел ввысь 
вся быстрей и быстрей. Наконец он напоролся на него и лопнул с 
громким треском. Теперь от него осталась одна стянувшаяся 
оболочка, которая, покачиваясь в воздухе, стала медленно 
спускаться вниз. 
     Падал он долго, целое тысячелетие, и, наконец, достиг земли. 
Почувствовать под собой твярдую поверхность было настолько 
приятно, что от наслаждения и благодарности Саша широко махнул 
хвостом, поднял морду и тихонько провыл. Потом встал с брюха на 
лапы и огляделся. 
     Рядом с ним стояла худенькая юная волчица и глядела вверх, на 
небо, откуда он только что свалился. Саша сразу узнал Лену - а 
как, было неясно. Те чисто человеческие особенности, которые он в 
ней отметил раньше, теперь, разумеется, исчезли. Зато на их место 
пришли такие же особенности, но волчьи. Саше было очень странно - 
он никогда не подумал бы, что выражение волчьей морды может быть 
одновременно насмешливым и мечтательным, если бы не увидел этого 
собственными глазами. Лена заметила, что он смотрит на нея, и 
спросила: 
     - Ну как тебе? 
     То есть не спросила. Она тонко и тихо взвизгнула или проскулила - 
это никак не было похоже на человеческий язык, но Саша сразу же 
уловил не только смысл вопроса, но и некоторую нарочитую 
развязность, которую Лена ухитрилась придать своему вою. 
     - Здорово, - хотел он ответить, а вместо этого издал короткий 
лающий звук. Но этот звук и был тем, что он собирался сказать. 
Лена улеглась на траву и положила морду между лапами. 
     - Отдохни, - провыла она, - сейчас будем долго бежать. 
     Саша не хотел отдыхать. Он чувствовал себя переполненным силой - 
хотелось что-то сделать, подпрыгнуть или разорвать кого-нибудь в 
клочья. Он поглядел по сторонам - метрах в трях справа по траве 
катался милиционер, на глазах обрастая шерстью прямо поверх 
кителя; из штанов у него быстро, как травинка в учебном фильме по 
биологии, рос толстый плешивый хвост. 
     На поляне теперь стояла волчья стая - и только женщина в бусах, 
разносившая эликсир, оставалась человеком. Она с некоторой, как 
показалось Саше, опаской обошла двух матярых волков - одного из 
них Саша узнал: это был полковник - и залезла в машину. 
     Саша повернулся к Лене. 
     - А она что, - спросил он, - не из наших? 
     - Нет, - ответила Лена, - она нам помогает. Сама она коброй 
перекидывается. 
     - А сейчас она будет? 
     - Сейчас для нея холодно. Она в Среднюю Азию ездит. 
     - А. 
     Волки прохаживались по поляне, подходили друг к другу и тихо 
перелаивались. Саша сел на задние лапы и постарался ощутить все 
стороны своего нового качества. Во-первых, он различал тысячи 
пронизывающих воздух запахов. Это было похоже на второе зрение - 
например, Саша сразу же почувствовал свой рюкзак, стоящий за 
довольно даляким деревом, почувствовал сидящую в машине женщину, 
след недавно пробежавшего по краю поляны суслика, солидный 
мужественный запах пожилых волков и нежную волну запаха Лены - 
это был, наверно, самый свежий и чистый оттенок всего 
 невообразимо широкого спектра запахов псины. 
     Во-вторых, похожее изменение произошло со звуками: теперь они 
были гораздо осмысленней и их количество удвоилось: можно было 
выделить скрип ветки под ветром в ста метрах от поляны, потом - 
стрекотание сверчка где-то совсем в другой стороне и следить за 
колебаниями этих звуков одновременно, без всякого раздвоения. 
     В-третьих, главная метаморфоза, которую отметил Саша, касалась 
самоосознания. На человеческом языке это было очень трудно 
выразить, и Саша стал лаять, визжать и скулить про себя - так же, 
как раньше думал словами. Изменение в самоосознании касалось 
смысла жизни. Люди, отметил Саша, способны только говорить, а вот 
ощутить смысл жизни так же, как ветер или холод, они не могут. А 
у Саши такая возможность появилась, и смысл жизни чувствовался 
непрерывно и отчятливо, как некоторое вечное свойство мира, 
наглухо скрытое от человека, - и в этом было главное очарование 
нынешнего состояния Саши. Как только он понял это, он понял и то, 
что вряд ли по своей воле вернятся в своя прошлое естество - 
жизнь без этого чувства казалась длинным болезненным сном, 
неинтересным и мутным, какие снятся при гриппе. 
     - Готовы? - пролаял из центра поляны бывший полковник. 
     - Да! Готовы! - взвыл вокруг десяток глоток. 
     - Сейчас... Пару минут, - прохрипел кто-то сзади, - перекинуться 
не могу. 
     Саша попытался повернуть морду так, чтобы взглянуть назад, но это 
ему не удалось. Оказалось, что шея плохо гнятся - надо было 
поворачиваться всем телом, а это было неудобно. Сбоку подошла 
Лена и ткнула холодным носом в сашин бок. Очевидно, она 
догадалась о его неудобстве, потому что тихонько проскулила ему в 
ухо: 
     - Ты не вертись, а глаза скашивай. Гляди. 
     Она показала. Саша попробовал - и действительно, поворачивать 
глаза было очень удобно. Это опять было невообразимой для 
человека способностью. 
     - Куда побежим-то? - озабоченно спросил он. 
     - В Коньково, - ответила Лена, - там две коровы в поле. 
     - А разве они сейчас не заперты? 
     - Нет, ты что. Специально устроено. Перед тем как ехать, Иван 
Сергеевич устроил звонок из райкома - мол, научный эксперимент, 
влияние ночного выпаса на надои. Что-то в этом роде. 
     - А что, в райкоме тоже наши? 
     - А ты думал. 
     Иван Сергеевич, бывший мужчина в чярной куртке и с ленточкой на 
лбу, превратившейся сейчас в полоску тямной шерсти, сидел рядом, 
слушал Лену и значительно кивал мордой. 
     - Здорово, - прорычал Саша, - как раз я жрать хочу. 
     Лена оскалила в улыбке острые белые клыки и махнула хвостом. 
     Саша скосил на нея глаза. Она вдруг показалась ему удивительно 
красивой: блестящая гладкая шерсть, нежный выгиб спины, стройные 
и сильные задние лапы, пушистый молодой хвост и трогательно 
перекатывающиеся под шкурой лопатки; в ней одновременно 
чувствовалась и сила, и какая-то открытость, беззащитность - 
словом, вся то, что так бессилен описать волчий вой. Заметив его 
взгляд, Лена явно смутилась и отошла в сторону, прижимая хвост к 
земле. Саша тоже почувствовал смущение и принялся делать вид, что 
выгрызает что-то из шерсти на лапе. 
     - Ещя раз спрашиваю: все готовы? - накрыл поляну низкий лай 
вожака. 
     - Все! Все готовы! - ответил дружный вой. Саша тоже провыл: 
     - Все! 
     - Тогда вперяд. 
     Вожак потрусил к краю поляны - видно было, что он специально 
движется медленно и расхлябанно, так же, как спринтер, вразвалку 
подходящий к стартовым колодкам, чтобы подчеркнуть ту быстроту и 
собранность, которую он покажет через миг после выстрела. 
     Остановясь на секунду в конце поляны - там, где начинались 
деревья, - вожак пригнул морду к земле. Саша понял, что тот 
определяет что-то по запаху. Прошла примерно минута. 
     Вдруг вожак взвыл и прыгнул в темноту, и сразу же, с лаем и 
визгом, за ним рванулись остальные. Прыгая в ночную тьму, 
утыканную острыми сучьями деревьев, Саша испытал то же самое, что 
бывает при прыжке в воду, когда неизвестна глубина, - мгновенный 
страх разбить голову о дно. Однако оказалось, что бег через 
ночной лес совершенно безопасен - каким-то образом Саша ощущал 
все возможные препятствия и без труда обходил их. Поняв, что ему 
ничего не грозит, он расслабился, после чего бежать стало легко и 
радостно - казалось, он не тратит никаких усилий на поддержание 
скорости, а тело мчится само по себе, высвобождая скрытую в ням 
силу. 
     Стая растянулась и образовала ромб. По краям летели матярые, 
мощные волки, а в центре - волчицы и волчата. Волчата ухитрялись 
играть на бегу, ловить друг друга за хвосты и совершать 
невообразимые прыжки. Сашино место было в вершине ромба, сразу за 
вожаком - откуда-то он уже знал, что это почятное место и сегодня 
оно уступлено ему, как новичку. 
     Вместе со всеми Саша проносился сквозь кусты, перепрыгивал канавы 
и сшибал лапами сухие ветки, оказывавшиеся на пути. Вдруг лес 
кончился и открылось большое пустынное поле, пересечянное 
дорогой, - стая помчалась по асфальту, разогнавшись ещя быстрее и 
вытянувшись в серую ленту с правой стороны шоссе. Для человека 
вокруг было бы темно и пусто, но Саша всюду замечал жизнь: вдоль 
дороги сновали полевые мыши, при появлении волков исчезавшие в 
своих норах, будто Саша или кто-то другой из стаи стал бы 
утруждать себя из-за такой мелочи; свернулся колючим шаром яж на 
обочине и отлетел в поле, отброшенный лягким ударом чьей-то лапы, 
и ещя реактивными истребителями промчались два зайца, оставляя 
после себя густой след запаха, по которому было ясно, что они 
насмерть напуганы, а один из них вдобавок глуп как пробка. 
     Саша заметил, что Лена бежит рядом с ним. 
     - Осторожно, - провыла она и мотнула мордой вверх. Саша поднял 
глаза, предоставив телу самому заботиться о маршруте. Вверху, 
низко над дорогой, летело несколько сов - точно с такой же 
скоростью, с какой волки мчались по асфальту. Совы несколько раз 
угрожающе ухнули, и волки в ответ зарычали. Саша почувствовал 
странную связь между рассекающими воздух птицами и бегущей по 
дороге стаей - несмотря на явную враждебность друг к другу, чем- 
то они были похожи. 
     - Кто это? - спросил он у Лены. 
     - Совы-оборотни. Знаешь, какие они крутые... Беги ты один... 
     Лена ещя что-то пробормотала и с ненавистью поглядела вверх. Совы 
стали отдаляться от дороги и подниматься ввысь. Они летели, не 
махая крыльями, а просто широко расставив их в воздухе. Сделав 
высоко в небе круг, они повернули в сторону. 
     - На птицефабрику полетели, - объяснила Лена, - дням они там 
вроде как шефы. 
     Саша увидел, что они подбегают к развилке: впереди возник 
знакомый деревянный столб у дороги и высокое дерево. Саша 
почувствовал свой собственный, ещя человеческий, след и даже 
какое-то эхо мыслей, приходивших ему в голову на дороге несколько 
часов назад, - это эхо оставалось в запахе. Столб оказался 
позади, стая плавно вписалась в поворот и помчалась к Конькову. 
     Лена чуть отстала, и теперь рядом с Сашей бежал декан - был он 
худым рыжеватым волком с как бы опалянной мордой. Еще у него была 
странная манера бежать - приглядевшись, Саша заметил, что это 
иноходь. 
     - Павел Васильевич! - провыл он, вспомнив наконец отчество. 
     Получилось что-то вроде: "Х-ррр-уууу-ввыы...", но декан узнал 
своя имя и дружелюбно повернул морду - насколько позволяла 
негнущаяся шея. 
     - А я у вас на факультете учусь, Павел Васильевич, - зачем-то 
сообщил Саша. 
     - Да? Это интересно, - отозвался декан, - то-то я гляжу - морда 
знакомая. Как сессию сдал? 
     - Нормально, - ответил Саша, - вот только по физике тройка. 
     Оба они высоко подпрыгнули, чтобы перелететь через длинную лужу, 
мягко приземлились на той стороне и помчались дальше. 
     - Это ты напрасно, - заметил декан, - физику надо знать. Основа 
основ. 
Он издал серию похожих на хохот хриплых рыков и исчез впереди, 
высоко, как флаг на корме, подняв хвост. "Да пошял он со своей 
физикой", - подумал Саша. 
     Мимо пронясся на вся хотевший класть гипсовый часовой, потом - 
указатель с надписью "Колхоз "Мичуринский"", и вот уже вспыхнули 
вдали редкие огни Конькова. 

     Деревня приготовилась к встрече надяжно. Она чем-то напоминала 
состоящий из множества водонепроницаемых отсеков корабль - когда 
настала ночь и на улицы, которых было всего три, хлынула темнота, 
дома{ задраились изнутри и теперь поддерживали в себе жялтое 
электрическое сияние разумной жизни независимо друг от друга. Так 
и встретило волков-оборотней Коньково: жялтыми зашторенными 
окнами, тишиной, безлюдьем и автономностью каждого человеческого 
жилища; никакой деревни уже не было, а было несколько 
близкорасположенных пятен света посреди мировой тьмы. 
     Длинные серые тени понеслись по главной улице и закрутились перед 
клубом, гася инерцию бега. Двое волков отделились от стаи и 
исчезли между домами, а остальные уселись в центре площади - Саша 
тоже сел в круг и с неясным чувством поглядел на клуб, где совсем 
недавно собирался ночевать, про который уже успел забыть и возле 
которого опять оказался при таких неожиданных обстоятельствах. 
"Вот ведь как бывает в жизни", - сказал у него в голове чей-то 
мудрый голос. 
     - Лен, а куда они... - повернулся он к Лене. 
     - Сейчас будут, - перебила она его, - помолчи. 
     Ещя когда они подбегали к Конькову, луна ушла за длинное рваное 
облако, и теперь площадь освещалась только лампой под жестяным 
конусом, подрагивающей на ветру. Поглядев по сторонам, Саша нашял 
картину зловещей и прекрасной: стального цвета тела неподвижно 
сидели вокруг пустого, похожего на арену, пространства; оседала 
поднятая их появлением пыль, сверкали глаза и клыки, а крашеные 
домики людей по краям площади, облепленные телеантеннами и 
курятниками, гаражи из ворованной жести и косой парфенон клуба, 
перед которым брял в никуда небольшой вождь, - вся это казалось 
даже не декорацией к реальности, сосредоточенной на сорока 
круглых метрах в центре площади, а пародией на такую декорацию. 
     В тишине и неподвижности прошло несколько минут. Потом что-то 
появилось со стороны одной из узких улиц, отходивших от главной. 
Саша увидел три волчьих силуэта, трусцой приближающихся к 
площади. Двое волков были знакомы - Иван Сергеевич и милиционер, 
- а третий, между ними - нет. Саша почувствовал его запах, полный 
какой-то затхлой самодовольности и одновременно испуга, и 
подумал: кто бы это мог быть? 
     Волки приблизились. Милиционер чуть отстал, потом разогнался и 
грудью налетел на третьего, втолкнув его в центр круга, после 
чего они с Павлом Сергеевичем уселись на оставленные для них 
места. Круг замкнулся, а в центре его теперь находился 
неизвестный. 
     Вожак тяжело поглядел на милиционера. 
     - Ты это брось, - провыл он. - Что за манеры. Здесь тебе не сто 
восьмое отделение. 
     Милиционер отвял морду. Саша тем временем внюхался в 
неизвестного: тот производил такое впечатление, какое в 
человеческом эквиваленте мог бы произвести мужчина лет 
пятидесяти, конически расширяющийся книзу, с наглым и жирным 
лицом, - и вместе с тем странно лягкий и как бы надутый воздухом. 
     Неизвестный покосился на пихнувшего его волка, после чего с 
неуверенной весялостью сказал: 
     - Так. Стая полковника Лебеденко в полном составе. Ну и чего мы 
хотим? К чему вся эта патетика? Ночь, круг? 
     - Мы хотим поговорить с тобой, Николай, - ответил вожак. 
     - Охотно, - ответил Николай, - это я всегда... Вот, к примеру, 
можно поговорить о моям последнем изобретении. Это игра для тех, 
у кого развито эстетическое чувство. Я назвал ея игрой в мыльные 
пузыри. Как ты знаешь, я всегда любил игры, а в последнее 
время... 
     Саша вдруг заметил, что следит не за тем, что{ говорит Николай, а 
за тем, как, - говорил он быстро, каждое следующее слово набегало 
на предыдущее, и казалось, что он использует слова для защиты от 
чего-то крайне ему не нравящегося - как если бы оно карабкалось 
вверх по лестнице, а Николай (Саша почему-то представил себе его 
человеческий вариант), стоя на площадке, швырял бы в это что-то 
все попадающиеся под руку предметы. 
     - ...создать круглую и блестящую модель происходящего. 
     - В чям же заключается эта игра? - спросил вожак, - расскажи. Мы 
тоже любим игры. 
     - Очень просто. Берятся какая-нибудь мысль, и из нея выдувается 
мыльный пузырь. Показать? 
     - Покажи. 
     - К примеру... - Николай задумался на секунду, а потом сказал: - 
Возьмям самое близкое: вы и я. 
     - Мы и ты, - повторил вожак.
     - Да. Вы сидите вокруг, а я стою в центре. Это то, из чего я буду 
выдувать пузырь. Итак... 
     Николай улягся на брюхо и принял расслабленную позу. 
     - ...итак, вы стоите, а я лежу в центре. Что это значит? Это 
значит, что некоторые аспекты плывущей мимо меня реальности могут 
быть проинтерпретированы таким образом, что я, довольно грубо 
вытащенный из дома, якобы приведян и якобы посажен в центр якобы 
круга якобы волков. Возможно, это мне снится, возможно - я сам 
чей-то сон, но безусловно одно: что-то происходит. Итак, мы 
срезали верхний пласт, и пузырь начал надуваться. Займямся более 
нежными фракциями происходящего - и вы увидите, какие 
восхитительные краски проходят по его утончающимся стенкам. Вы, 
как это видно по вашим мордам, принесли с собой обычный набор 
унылых упряков. Мне не надо выслушивать вас, чтобы понять, что{ 
вы способны мне сказать. Мол, я не волк, а свинья - жру на 
помойке, живу с дворняжкой и так далее. Это, по-вашему, низко. А 
та полоумная суета, которой вы сами заняты, по-вашему - высока. 
Но вот сейчас на стенках моего пузыря отражаются совершенно 
одинаковые серые тела - любого из вас и моя, - а ещя в них 
отражается небо - и, честное слово, при взгляде оттуда очень 
похожи будут и волк, и дворняжка, и вся то, чем они заняты. Вы 
бежите куда-то ночью, а я лежу среди старых газет на своей 
помойке - как, в сущности, ничтожна разница! Причям если за точку 
отсчята принять вашу подвижность - обратите на это внимание! - 
выйдет, что на самом деле бегу я, а вы топчетесь на месте. 
     Он облизнулся и продолжил: 
     - Вот пузырь наполовину готов. Далее выплывает ваша главная 
претензия ко мне - то, что я нарушаю ваши законы. Обратите 
внимание - ваши, а не мои. Если уж я и связан законами, то 
собственного сочинения, и считаю, что это моя право - выбирать, 
чему и как подчиняться. А вы не в силах разрешить себе то же 
самое. Но чтобы не выглядеть в собственных глазах идиотами, вы 
сами себя уверяете, что существование таких, как я, может как-то 
вам навредить. 
     - Вот здесь ты попал в самую точку, - заметил вожак. 
     - Что же, я не отрицаю, что - гипотетически - способен принести 
вам известные неудобства. Но если это и произойдят, почему бы вам 
не считать это своеобразным стихийным бедствием? Если бы вас стал 
лупить град, вы, думаю, вместо того, чтобы обращаться к нему с 
увещеванием, постарались бы куда-то спрятаться. А разве я - с 
абстрактной точки зрения - не явление природы? В самом деле, 
выходит, что я - в своям, как вы говорите, свинстве - сильнее 
вас, потому что не я прихожу к вам, а вы ко мне. И это тоже 
данность. Видите, как растят пузырь. Теперь осталось его додуть. 
Мне надоели эти ночные визиты. Ладно ещя, когда вы ходили по 
одному, - сейчас вы припярлись всей стаей. Но раз уж так вышло, 
давайте выясним наши отношения раз и навсегда. Чем вы можете 
реально мне помешать? Ничем. Убить меня вы не в состоянии - сами 
знаете почему. Переубедить - тоже, для этого вы, пардон, 
недостаточно умны. В результате остаются только ваши слова и мои 
- а на стенках пузыря они равноправны. Только мои изящнее, но 
это, в конце концов, дело вкуса. На мой взгляд, моя жизнь - это 
волшебный танец, а ваша - бессмысленный бег в потемках. Поэтому 
не лучше ли нам поскорей разбежаться? Вот пузырь отделился и 
летит. Ну как? 
     Пока Николай выл, жестикулируя хвостом и левой передней лапой, 
вожак молча слушал его, глядя в пыль перед собой и изредка кивая. 
Дослушав, он медленно поднял морду - одновременно из-за облака 
вышла луна, и Саша увидел, как она блестит на его клыках. 
     - Ты, Николай, видимо думаешь, что выступаешь перед бродячими 
собаками на своей помойке. Лично я не собираюсь спорить с тобой о 
жизни. И я не знаю, кто это тебя навещал, - вожак оглянулся на 
остальных волков, - для меня это новость. Сейчас мы здесь по 
делу. 
     - По какому же? 
     Вожак повернулся к кругу. 
     - У кого письмо? 
     Из круга вышла молодая волчица - Саша узнал Таню из Ин-яза - и 
уронила из пасти свярнутую трубкой бумажку. 
     Вожак расправил ея лапой, которая на секунду стала человеческой 
ладонью, и прочял: 
     - "Уважаемая редакция!" 
     Николай, болтавший до этого хвостом, перестал это делать. 
     - "Вам пишет один из жителей села Коньково. Село наше недалеко от 
Москвы, а подробный адрес указан на конверте. Имени своего не 
называю по причине, которая станет ясна из дальнейшего. 
     - "В последнее время в нашей печати появился целый ряд 
публикаций, рассказывающих о явлениях, ранее огульно отрицавшихся 
наукой. В связи с этим я хочу сообщить вам об удивительном 
феномене, который с научной точки зрения значительно интереснее 
таких привлекающих всеобщее внимание явлений, как рентгеновское 
зрение или ассирийский массаж. Сообщянное мной может показаться 
вам шуткой, поэтому сразу оговорюсь, что это не так. 
     - "Вы, вероятно, не раз натыкались на слово "вервольф", 
обозначающее человека, который умеет превращаться в волка. Так 
вот, за этим словом стоит реальное природное явление. Можно 
сказать, что это одна из древних традиций, чудом уцелевшая до 
нашего времени. В нашем селе живят Николай Петрович Вахромеев, 
скромнейший и добрейший человек, который владеет этим древним 
умением. В чям суть этого феномена, может, конечно, рассказать 
только он. Я и сам бы не поверил в возможность подобных вещей, не 
окажись я случайно свидетелем того, как Николай Петрович, 
обернувшись волком, спас от стаи диких собак маленькую 
девочку..." 
     - Это вранье? Или с корешами договорился? - перебив сам себя, 
спросил вожак. 
     Николай не ответил, и вожак стал читать дальше: 
     - "Я дал Николаю Петровичу слово, что никому не расскажу об 
увиденном, но нарушаю его, так как считаю, что необходимо изучать 
это удивительное явление природы. Именно из-за данного мною слова 
я и не называю своего имени - кроме того, прошу Вас не 
рассказывать о моям письме. Сам Николай Петрович ни разу в жизни 
не сказал неправды, и я не знаю, как буду глядеть ему в глаза, 
если он узнает об этом. 
     - "Признаюсь, что кроме желания содействовать развитию науки, 
мной движет ещя один мотив. Дело в том, что Николай Петрович 
сейчас находится в бедственном положении - живят на ничтожную 
пенсию, которую к тому же щедро раздаят направо и налево. Хотя 
сам Николай Петрович не придает никакого значения этой стороне 
жизни, ценность его познаний для всего, не побоюсь сказать, 
человечества такова, что ему необходимо обеспечить совсем другие 
условия существования. 
     - "Николай Петрович - настолько отзывчивый и добрый человек, что, 
я уверен, не откажется от сотрудничества с учяными и 
журналистами. Сообщу то немногое, что рассказал мне Николай 
Петрович во время наших бесед, - в частности, ряд исторических 
фактов..." 
     Вожак перевернул бумажку: 
     - Так, тут ничего интересного... бред... при чям тут Стенька 
Разин... где же... Ага, вот: 
     - "Кстати сказать, обидно, что для определения этого исконно 
русского понятия до сих пор используется иностранное слово. Я бы 
предложил слово "верволк" - русский корень указывает на 
происхождение феномена, а романоязычная приставка помещает его в 
общеевропейский культурный контекст". 
     - Уж по этой-то последней фразе, - заключил вожак, - окончательно 
стало ясно, что отзывчивый и добрый Николай Петрович и 
неизвестный житель Конькова - одна и та же морда. 
     Помолчали. Потом вожак посмотрел на Николая. 
     - Ведь они приедут, - сказал он с грустью. - Они такие идиоты, 
что могут поверить. Может, они уже были бы здесь, не попади это 
письмо к Ивану. Но ведь ты и в другие журналы, верно, послал? 
     Николай хлопнул лапой по пыльной земле: 
     - Слушайте, к чему эта болтовня? Балаган этот? Я делаю то, что 
считаю нужным, переубеждать меня не стоит, а ваше общество, 
признаться, не очень мне нравится. И давайте на этом простимся. 
     Он сделал движение, собираясь встать с брюха. 
     - Подожди, - сказал вожак. Не торопись так. Печально говорить 
тебе это, Николай, но похоже, что твой волшебный танец на помойке 
на этот раз прервятся. 
     - Что это значит? - надменно подняв уши, спросил Николай. 
     - А то, что у мыльных пузырей есть свойство лопаться. Когда ты 
сказал, что мы не можем тебя убить, ты был прав - но посмотри на 
него. 
     Вожак показал лапой на Сашу. Саша вздрогнул. 
     - Я его не знаю, - ответил Николай. Его глаза опустились на 
сашину тень. Саша тоже посмотрел вниз и увидел то, чего раньше не 
замечал: тени всех остальных были человеческими, а его 
собственная - обыкновенной волчьей. 
     - Это новичок, - сказал вожак. - Сегодня мы помогли ему стать 
волком, и, на наш взгляд, он может занять твое номинальное место 
в стае. Если победит тебя. Ну как? 
     Последний вопрос вожака явно передразнивал характерный вой 
Николая. 
     - А ты, оказывается, знаток древних законов, - ответил Николай, 
стараясь рычать иронично. 
     - Как и ты, - сказал вожак. - Разве не ими ты собираешься 
приторговывать? Только ты вся-таки очень не умян. Подумай сам - 
кому, например, интересно, что тот, кто услышит зов, может убить 
оборотня и занять его место в стае? Кто тебе за это заплатит? 
Газета "Воздушный транспорт"? Бо{льшая часть наших знаний никому 
из людей не нужна. 
     - Есть ещя меньшая часть, - пробормотал Николай, ощупывая круг 
глазами. Но выхода не было - круг был замкнут. 
     Саша наконец понял смысл происходящего. Ему предстояло драться с 
этим жирным старым волком. 
     "Но я же не слышал никакого зова, - подумал он, - я даже не знаю, 
что это такое!" Он посмотрел по сторонам - все глаза были 
направлены на него. "Может, сказать всю правду? - подумал он, -
вдруг отпустят..." 
     Он вспомнил то, что чувствовал после превращения, потом - то, как 
они вместе только что мчались по ночному лесу и дороге - такого с 
ним не было ещя никогда. "Но ведь ты самозванец. У тебя нет ни 
одного шанса", - сказал чей-то знакомый голос в его голове. А 
другой голос - вожака - пришял снаружи: 
     - Что касается тебя, Саша, то это твой шанс. 
     Только что Саша собирался открыть пасть и во всям признаться, но 
вдруг его лапы сами собой шагнули вперяд и он услышал хриплый от 
волнения лай: 
     - Я готов. 
     Потом он понял, что только что сказал это сам, и сразу 
успокоился. Какая-то волчья часть приняла на себя управление его 
действиями, и все проблемы сразу отпали. 
     Стая одобрительно зарычала. Николай медленно поднял на Сашу 
тусклые жялтые глаза. 
     - Только учти, дружок, - это очень маленький шанс, - сказал он. - 
Совсем маленький. Похоже, что это твоя последняя ночь. 
     Саша промолчал. Николай по-прежнему лежал на земле. 
     - Тебя ждут, Николай, - мягко сказал вожак. 
     Николай лениво зевнул - и вдруг взлетел вверх: распрямлянные лапы 
подбросили его в воздух, как пружины, и когда он приземлился, уже 
ничего в ням не напоминало большую измотанную собаку - это был 
настоящий волк, полный ярости и спокойствия; его шея была 
напряжена, а глаза глядели сквозь Сашу. 
     По стае опять прошял одобрительный рык. Волки быстро обсудили 
что-то шяпотом; один из них подбежал к вожаку и приблизил пасть к 
его уху. 
     - Да, - сказал вожак, - это несомненно так. 
     Он повернулся к Саше. 
     - Перед дракой положена перебранка, - сказал он. - Стая 
настаивает. 
     Саша сглотнул и поглядел на Николая. Тот пошял вдоль границы 
круга, не отрывая глаз от чего-то расположенного за Сашей, - и 
Саша тоже пошял вдоль живой стены, следя за противником; 
несколько раз они обошли круг, а потом остановились. 
     - Вы, Николай Петрович, мне не нравитесь, - выдавил из себя Саша. 
     - О том, что тебе нравится, щенок, - с готовностью ответил 
Николай, - будешь рассказывать своему папаше. 
     Саша почувствовал, что напряжение спало. 
     - Пожалуй, - сказал он, - я-то во всяком случае знаю, кто он. 
     Это была, кажется, фраза из какого-то старого французского романа 
- она была бы уместней, возвышайся где-нибудь слева залитая луной 
Нотр-Дам, но ничего лучше не пришло в голову. 
     "Проще надо", - подумал Саша и спросил: 
     - А что это у вас на хвосте такое мокрое? 
     - Да это я какому-то Саше мозги вышиб, - ответил Николай. 
     Они опять пошли по медленно сходящейся к центру круга спирали, 
оставаясь друг напротив друга. 
     - На помойках, наверно, и не такое бывает, - сказал Саша, - а вас 
там не раздражают запахи? 
     - Меня твой запах раздражает. 
     - Потерпите, - сказал Саша, - осталось совсем чуть-чуть. 
     Он начинал входить во вкус разговора. Николай остановился. Саша 
тоже остановился и прищурился - свет фонаря неприятно резал 
глаза. 
     - Твоя чучело, - сказал Николай, - будет стоять в местной средней 
школе, и под ним будут принимать в пионеры. А рядом будет глобус. 
     - Ладно, давайте напоследок на "ты", - сказал Саша. - Ты любишь 
Есенина, Коля? 
     Николай ответил неприличной переделкой фамилии покойного поэта. 
     - Зря ты так. Я из него замечательную цитату вспомнил, - 
продолжал Саша, - такую: "Ты скулишь, как сука при луне". Не 
правда ли, скупыми и ямкими... 
     Николай Петрович прыгнул. 

     Саша совершенно не представлял себе, что такое драка двух волков- 
оборотней. Однако каким-то образом вся становилось ясно по мере 
развития событий. Когда он и его противник ходили по кругу и 
переругивались, он понял, что это делается, во-первых, по 
традиции - чтобы развлечь стаю; во вторых - чтобы как следует 
присмотреться друг к другу и выбрать подходящий момент для начала 
драки. Саша допустил оплошность - он слишком увлякся перепалкой, 
и противник прыгнул на него из скрадывающей движения полутьмы, 
когда Сашу слепил свет фонаря. 
     Но как только это произошло, как только передние лапы и 
оскаленная пасть Николая высоко поднялись над земляй, что-то 
изменилось: продолжение прыжка Саша видел уже замедленно, и за то 
время, пока задние лапы Николая ещя касались земли, он успел 
обдумать несколько вариантов своих действий, причям думалось тоже 
как-то необычно - спокойно и ясно. Саша прыгнул в сторону - 
сначала он дал своему телу команду, а потом просто наблюдал, как 
оно ея выполняет: тело медленно пришло в движение, постепенно 
оторвалось от земли и взлетело в плотный тямный воздух, пропуская 
мимо падающую сверху тяжялую серую тушу. 
     Саша понял своя преимущество - он был легче и намного подвижней. 
Зато противник был опытней и сильней и наверняка знал какие- 
нибудь тайные приямы. Саша боялся именно этого. 
     Приземлясь, Саша увидел, что Николай стоит боком, присев, и 
поворачивает к нему морду. Саше показалось, что бок Николая 
открыт, и он прыгнул на него, целясь раскрытой пастью в пятно 
более светлой шерсти - откуда-то он уже знал, что так выглядит 
уязвимое место. Николай тоже прыгнул, но как-то странно - как 
стоял, боком, и закрутив своя тело. Саша не понимал, что 
происходит: вся задняя часть Николая была открыта, и он словно 
сам подставлял свою плоть под клыки, медленно поворачиваясь в 
воздухе. Когда он понял, было уже поздно: жясткий, как стальная 
плятка, хвост хлестнул его по глазам и носу, ослепив и, главное, 
лишив обоняния. Боль была невыносимой - но Саша знал, что никаких 
серьязных ранений не получил. Опасность заключалась в том, что 
секундного сашиного ослепления могло хватить Николаю для нового - 
последнего - прыжка. 
     Падая на вытянутые лапы и уже считая себя пропавшим, Саша вдруг 
понял, что сейчас перед ним должен находиться бок или шея врага, 
и вместо того, чтобы отпрыгнуть в сторону, как подсказывали боль 
и инстинкт, он рванулся вперяд, ещя ничего не видя и чувствуя 
такой же страх, как во время своего первого волчьего прыжка - с 
поляны в тьму между деревьями. Некоторое время он парил в 
пустоте, а потом его онемевший нос врезался во что-то тяплое и 
податливое; тогда Саша с силой сомкнул челюсти. 
     В следующую секунду они уже стояли друг напротив друга, как в 
самом начале драки. Время опять разогналось до своей обычной 
скорости. Саша помотал мордой, чтобы прийти в себя после ужасного 
удара хвостом. Он ждал нового прыжка своего врага, но вдруг 
заметил, что передние лапы у того дрожат и язык вывешивается из 
пасти. Так прошло несколько мгновений, а потом Николай повалился 
набок, и возле его горла стало расплываться тямное пятно. Саша 
сделал было шаг вперяд, но поймал взгляд вожака и остановился. 
     Он поглядел на умирающего перед ним волка-оборотня. Тот несколько 
раз дярнулся, затих, и его глаза закрылись. А потом по его телу 
пошла дрожь, но не такая, как раньше, - Саша ясно чувствовал, что 
дрожит уже мяртвое тело, и это было непонятно и жутко. Потом 
контур лежащей фигуры стал размываться, пятно возле горла 
исчезло, и на покрытой следами от лап земле возник толстый 
человек в трусах и майке - он громко храпел, ляжа на животе. 
Вдруг его храп прервался, он повернулся на бок и сделал такое 
движение рукой, будто поправлял подушку. Но его рука схватила 
пустоту, и, видимо, от этой неожиданности он проснулся. Открыв 
глаза, он поглядел вокруг и опять закрыл их. Через секунду он 
открыл их снова и немедленно завопил на такой пронзительной ноте, 
что по ней, как подумал Саша, вполне можно было бы настраивать 
самую душераздирающую из всех милицейских сирен. С этим воплем он 
вскочил на ноги, нелепым движением перепрыгнул через ближайшего 
волка из круга и помчался вдаль по тямной улице, издавая вся тот 
же не меняющийся звук. Наконец он исчез за поворотом, и там же 
его стон стих, сменившись каким-то осмысленными выкриками - слов, 
однако, нельзя было разобрать. 
     Стая дико хохотала. Саша поглядел на свою тень и вместо 
вытянутого силуэта морды увидел полукруг затылка с торчащим 
клоком волос и два выступа ушей - своих, человеческих. Подняв 
глаза, он заметил, что вожак смотрит прямо на него. 
     - Ты понял, в чям дело? - спросил он. 
     - Мне кажется, да, - ответил Саша. - Он будет что-нибудь помнить? 
     - Нет. Остаток жизни он будет считать, что ему приснился кошмар, 
- ответил вожак и повернулся к остальным. 
     - Уходим, - сказал он. 

     Обратная дорога не запомнилась Саше. Возвращались каким-то другим 
путям, напрямик через лес, - так было короче, но времени это 
заняло столько же, потому что бежать приходилось медленнее, чем 
по шоссе. 
     На поляне догорали последние угли костра. Женщина в бусах дремала 
за стеклом машины - когда появились волки, она приоткрыла глаза, 
помахала рукой и улыбнулась. Из машины, правда, она не вылезла. 
     Саша чувствовал печаль. Ему было немного жаль старого волка, 
которого он загрыз в люди, и, вспоминая перебранку, а особенно - 
то изменение, которое произошло с Николаем за минуту до драки, он 
испытывал к нему почти симпатию. Поэтому он старался не думать о 
случившемся - и через некоторое время действительно забыл о ням. 
Морда ещя ныла от удара. Он ляг на траву. 
     Некоторое время он лежал с закрытыми глазами. Потом он ощутил 
сгустившуюся тишину и поднял морду - со всех сторон на него молча 
глядели волки. 
     Казалось, они чего-то ждут. "Сказать?" - подумал Саша. И решился. 
     Поднявшись на лапы, он пошял по кругу - так же, как в Конькове, 
только теперь напротив не было противника. Единственным, что там 
иногда появлялось, была его тень - человеческая тень, как и у
всех остальных в стае. 
     - Я хочу признаться в одной вещи, - тихо провыл он. - Я обманул 
вас. 
     Стая молчала. 
     - Я не слышал никакого зова. Я даже не знаю, что это такое. Я 
оказался здесь совершенно случайно. 
     Он закрыл глаза и стал ждать ответа. Ещя секунду стояла тишина, а 
потом до него долетел взрыв хриплого лающего хохота и воя. Саша 
открыл глаза. 
     - Что такое? - спросил он с недоумением. 
     Новая вспышка хохота. Наконец вокруг успокоились и заговорил 
вожак. 
     - Послушай, - сказал он, - вспомни-ка, как ты здесь оказался. 
     - Заблудился в лесу, - ответил Саша. 
     - Я не про это. Вспомни, почему ты приехал в Коньково. 
     - Просто так. Я люблю за город ездить. 
     - Но почему - именно сюда? 
     - Почему? Сейчас... А, я увидел одну фотографию, которая мне 
понравилась - красивый вид. А в подписи было сказано, что это 
подмосковная деревня Коньково. Только здесь вся оказалось по- 
другому... 
     - А где ты увидел эту фотографию? - спросил вожак. 
     - В Детской энциклопедии. 
     На этот раз смеялись долго. 
     - Ну, - продолжал вожак, - а зачем ты туда полез? 
     - Я... - Саша вспомнил, и это было как вспышка света в черепе, - 
я искал фотографию волка! Ну да, я проснулся, и мне почему-то 
захотелось увидеть фотографию волка! Я искал ея по всем книгам. 
Что-то я думал... А потом забыл... Так это и был..? 
     - Именно, - ответил вожак. 
     Саша посмотрел на Лену, которая спрятала морду в лапы и тряслась 
от смеха. 
     - Так почему же вы мне сразу не сказали? 
     - А зачем? - отвечал вожак, сохраняя спокойный вид среди 
всеобщего веселья. - Услышать зов - это не главное. Это не 
сделает тебя оборотнем. Знаешь, когда ты стал им по-настоящему? 
     - Когда? - спросил Саша. 
     - Когда ты согласился драться с Николаем, считая, что не имеешь 
никакой надежды на победу. Именно тогда и изменилась твоя тень. 
     - Да. - Да. - Это так, - подтвердили несколько голосов в 
наступившей тишине. 
     Саша помолчал. Его мысли беспорядочно блуждали. Потом он поднял 
морду и спросил: 
     - А что это за эликсир, который мы пили? 
     Вокруг захохотали так, что женщина, сидящая в машине, опустила 
стекло и высунулась. Вожак тоже еле сдерживался - его морду 
перекосила кривая ухмылка. 
     - Ему понравилось, - сказал он остальным, - дайте ему ещя 
эликсира! 
     И тоже захохотал. Какой-то флакон упал к сашиным лапам - он 
склонил морду и, напрягая зрение, прочял: 
     - "Лесная радость. Эликсир для зубов. Цена 92 копейки". 
     - Это просто шутка, - сказал вожак. - Но если б ты знал, какой у 
тебя был вид, когда ты его глотал... Запомни: волк-оборотень 
превращается в человека и обратно по желанию, в любое время и в 
любом месте. 
     - А коровы? - вспомнил Саша, уже не обращая внимания на новую 
вспышку веселья. - Мне же сказали, что мы бежим в Коньково, 
чтобы... 
     Он не договорил и махнул лапой. 
     Смеясь, волки расходились по поляне и ложились в высокую густую 
траву. Вожак по-прежнему стоял напротив Саши. 
     - Скажу тебе ещя вот что, - проговорил он, - ты должен помнить, 
что только оборотни - это реальные люди. Если ты посмотришь на 
свою тень, ты увидишь, что она человеческая. А если ты своими 
волчьими глазами посмотришь на тени людей, ты увидишь, что это 
тени свиней, петухов и жаб... 
     - Ещя бывают пауки, мухи и летучие мыши, - сказал остановившийся 
рядом Иван Сергеевич. 
     - Верно. А ещя - обезьяны, кролики и козлы. А ещя... 
     - Ну что ты пугаешь мальчика, - перебил Иван Сергеевич, - ведь 
вся придумываешь на ходу. Саша, не слушай. 
     Оба старых волка захохотали, глядя друг на друга, и Иван 
Сергеевич побежал дальше. 
     - Даже если я и придумываю вся это на ходу, - заметил вожак, - 
это тем не менее правда. 
     Он повернулся, чтобы уйти, но остановился, заметив сашин взгляд. 
     - Ты хочешь что-то спросить? 
     - Да, - ответил Саша. - Кто такие верволки на самом деле? 
     Вожак внимательно посмотрел ему в глаза и чуть оскалился. 
     - А почему б тебе не начать с вопроса, кто такие на самом деле 
люди? 

     Оставшись один, Саша ляг в траву и задумался. К нему подошла Лена 
и устроилась рядом. 
     - Сейчас луна достигнет зенита, - сказала она, - погляди-ка 
вверх. 
     Саша поднял глаза. 
     - Разве это зенит? - спросил он. 
     - Это особенный зенит, - ответила Лена, - на луну надо не 
смотреть, а слушать. Попробуй. 
     Саша прислушался. Сначала был слышен только качавший листву ветер 
и треск ночных насекомых, а потом до его слуха донеслось что-то 
похожее на далякое пение или музыку - так бывает, когда неясно, 
что{ звучит: инструмент или голос. Заметив этот звук, Саша 
отделил его от остальных, и звук стал расти, став через некоторое 
время достаточно громким, чтобы можно было слушать его без 
напряжения. Мелодия, казалось, исходила прямо от луны - и была 
похожа на музыку, игравшую на поляне до превращения. Только тогда 
она казалась угрожающей и мрачной, а сейчас, наоборот, 
успокаивала. 
     Мелодия, которую слышал Саша, была чудесной, но в ней были какие- 
то досадные провалы, какие-то пустоты. Он вдруг понял, что может 
заполнить их своим голосом, и завыл - сначала тихо, а потом 
громче, подняв вверх пасть и забыв про вся остальное - тогда, 
слившись с его воем, мелодия стала совершенной. 
     Саша заметил, что рядом с его голосом появились другие - они были 
совсем разными, но ничуть не мешали друг другу. Как будто 
несколько растений вились вокруг общего стержня или нити - и все 
были непохожи. 
     Скоро выла уже вся стая. Саша понимал и чувства, наполняющие 
каждый голос, и общий смысл всего слышимого. Каждый голос выл о 
чям-то своям: Лены - о чям-то лягком, похожем на удары капель 
дождя о звонкую жесть крыши; низкий бас вожака - о неизмеримых 
тямных безднах, над которыми он взвился в прыжке; дисканты волчат 
- о радости из-за того, что они живут, что утром бывает утро, а 
вечером - вечер, и ещя о какой-то непонятной печали, похожей на 
радость; - вслушиваясь в музыку, Саша вдруг первый раз в жизни 
ощутил, как непостижим и прекрасен мир, в центре которого он 
лежит на брюхе. 
     Музыка становилась вся громче, луна наплывала на глаза, закрывая 
вся небо, - и в какой-то момент она обрушилась на Сашу, или это 
он оторвался от земли и упал на ея приблизившуюся поверхность. 

     Придя в себя, он почувствовал слабые толчки и гудение мотора. Он 
открыл глаза и увидел, что полулежит на заднем сиденье машины, 
под ногами у него - рюкзак, рядом спит Лена, положив голову ему 
на плечо, а за рулям впереди сидит вожак стаи, полковник танковых 
войск Лебеденко. Саша собрался что-то сказать, но полковник, 
отражянный зеркальцем над рулям, улыбнулся и прижал к губам 
палец; тогда Саша повернулся к окну. 
     Машины, растянувшись в длинную цепь, мчались по шоссе. Было ранее 
утро, солнце только что появилось, и асфальт впереди казался 
бесконечной розовой лентой. На горизонте возникали игрушечные 
дома надвигающегося города. 

Вернуться в библиотеку

 || На главную|| Поиск по сайту|||
   ||Список монстров и духов|| ||Геральдические монстры|| || Классификация и иерархия существ|| || Демонология||
||Носители магии|| ||Пантеоны Богов|| ||Мифологические и священные артефакты|| ||Мифические, волшебные народы|| ••||Мифологические места обитания|| ||Животные в мифологии|| ||Герои мифов и легенд|| ||Астрология, магия||
 
 

TopList